Туризм и отдых на Алтае
  главная :: новости :: 3D-пано :: форум :: туры реклама на сайте  

Горный Алтай

Город Горно-Алтайск
Майминский район
Чойский район
Турочакский район
Чемальский район
Шебалинский район
Онгудайский район
Усть-Канский район
Усть-Коксинский район
Улаганский район
Кош-Агачский район

Алтайский край

Город Барнаул
Город Бийск
Алтайский район
Завьяловский район
Славгородский район
Чарышский район
Смоленский район
Тальменский район
Солонешенский район
Советский район
Бийский район
Быстроистокский район
Змеиногорский район
Курьинский район
Краснощековский район
Красногорский район

БЕЛОКУРИХА
Карта Белокурихи

Соленые озера Алтая
Рудный Алтай

Все районы Алтая


Карта Республики Алтай
Карта Горного Алтая

Турбазы, базы отдыха

в Алтайском крае
в низовьях Катуни
на озере Ая
у “Бирюзовой Катуни”
в районе Чемала
на Телецком озере
санатории Белокурихи
Усть-Сема - Семинский
за Семинским перевалом
в районе Усть-Коксы
соленые озера Алтая
потаенные уголки Алтая

Алтай : Активные туры

СОБЫТИЯ

Отчеты, дневники

3D-панорамы Алтая

Транспорт, доставка


Озера Горного Алтая

Айское (Ая)
Телецкое
Манжерокское
Каракольские
Мультинские
Шавлинские

Пещеры Горного Алтая

Талдинские
Денисова
Каминная
Музейная

Турфирмы, агентства

Новосибирск
Барнаул
Горно-Алтайск
Бийск
Москва
Санкт-Петербург
Омск
Екатеринбург
Томск
Новокузнецк
Красноярск
Чемальский район
Онгудайский район
Майминский район

Добавить турфирму


Справочная

Литература
Ссылки


Алтай > Отчеты и дневники

Горный Алтай – давняя мечта

Алексей ЖдановГлаза человека потянулись к словам «Горный Алтай», и он сейчас читает эти строки. Первым делом хочу предупредить, что я, образно говоря, «не поэт, а прозаик». И писать буду про них родимых, про заек. Про такие вещи, как мощная энергетика святых мест и божественные благословения которые получает путешественник в Горном Алтае, я даже заикаться не буду. А вот о том, как мне хотелось построить логичный в понимании туристов маршрут, и чтобы после этого на месте моих личных белых пятен появились какие-то, пусть поначалу схематические, изображения, что я для этого делал, и что из этого получалось, буду писать очень подробно. Впрочем, путешествия — это такая тема, что даже самый сухой отчёт будет содержать в себе поэзию для того, кто умеет правильно его читать. Ну, а лично мне очень нравится подход к путешествиям, как к науке.

Первым приоритетом в своих туристских интересах я поставил участок между Чарышским и Уст-Канским районом вдоль Чарыша. И решил первым делом пройти его, а дальше — как пойдет-повезет. Судя по карте, там, на границе Алтайского края и Республики Алтай нет нормальной дороги на протяжении 40 км, есть вдоль Чарыша по правому берегу что-то пунктиром.

Стартуя из Барнаула, я имел такой план: БарнаулАлейскУсть-КалманкаЧарышское — Сентелек автостопом, Сентелек — Коргон пешком, со слабой надеждой на попутный трактор (2 дня закладывал на этот переход), Коргон — Усть-Кан автостоп. Дальше несколько вариантов, в зависимости от реально получающейся скорости и от ситуации с работой.

  1. Вернуться в Барнаул через Солонешное.
  2. Вернуться в Барнаул через Алтайское.
  3. Вернуться в Барнаул через Чуйский тракт.
  4. На Чуйский тракт и — в Новосибирск, на работу, не заезжая в Барнаул.
  5. На Чуйский тракт, и по тракту дальше, вглубь Горного Алтая, сколько успею, и обратно одним из вариантов(1 – 4).
  6. На Чуйский тракт, по тракту — до Ини, пешком вдоль Катуни до Тюнгура, дальше автостопом Усть-Кокса — Усть-Кан — Солонешное — Барнаул. Это был самый смелый план. И самый заманчивый. Сразу оговорюсь, что удаляться от трассы не собирался, и по реальным горным тропам (к примеру по р. Ак-Кем к подножию Белухи) ходить тоже не собирался. Нога болит. И ещё, не выдерживаю и забегаю вперёд: то, что получилось, превзошло 6-й план.

А теперь — по порядку.

4 июня

До Алейска доехал, поменяв 2 машины. Первая машина был УАЗ-микроавтобус. Два мужика ехали на рыбалку и провезли меня километров 30 до озера, образованного в том месте, где трасса пересекает очередную речку, Ераска называется. Между прочим, хорошее место для купания. Берег, обращённый к трассе-дамбе, выложен бетонными плитами, и, хотя там всё сильно заросло травой и кустами, есть хорошие места, чтобы войти в воду.

Дул сильный ветер, и хотя было тепло, постоянно хотелось одеться ещё. Голосовать в этом месте почему-то пришлось долго. «Время уже к обеду, а я ещё в 30 км от Барнаула.» Как только заметил у себя такую мысль, тут же её пресёк — «Да какое значение имеет, сколько км от какого населённого пункта! Я НА ТРАССЕ ! И это — только начало путешествия!» Ну что ж, если судьба меня притормаживает на этом месте, — значит на этом месте НАДО помедитировать в полный рост. Спустился с другой стороны дороги, где из-под дамбы вытекает ручеёк, (сторона закрытая от ветра), нашёл ровную и сухую площадочку метр на полтора.

Отступление сильно в сторону:
в медитации по методу Сахаджа-Йоги человек направляет определённым способом своё внимание. И, если медитация получается (как это понимать, — не буду здесь рассказывать. Про Сахаджа-Йогу, чакры и кундалини кому интересно — тот информацию найдёт без труда в Сети), то идёт «ответный сигнал». Сигнал этот человек чувствует как ощущение (не буду здесь говорить, какое) на темечке или на ладонях, или и там и там. Так вот, ощущения эти довольно-таки тонкие, хотя вполне физические (по крайней мере субъективно), а ветер, или даже сквозняк (если медитация идёт в помещении) могут сильно их «замазать». Но то место, на котором я медитировал, оказалось удачным, ветер там, под крутым склоном совсем не ощущался, и медитация прошла в полный рост. И, забегая вперёд: в этом путешествии у меня стало получаться медитировать в панаме на голове. Раньше ни в каком головном уборе у меня это не получалось, а практикую Сахаджа-Йогу я больше 10-ти лет. Так что ветер, от которого негде укрыться, или солнцепёк для меня теперь не препятствие. Не препятствие для медитации — следовательно не препятствие для разрешения ЛЮБЫХ неожиданных ситуаций, которые могут возникнуть в путешествии.

Посидел ещё на том местечке, глядя в безмыслии, как ветер гонит волны ковыля по взгорку напротив. От суеты излишнего планирования и лёгкой досады, что что-то идёт «не так», или «не так быстро», не осталось и следа.

Опять на ветру. Постоял-поголосовал. Полез в рюкзак за свитером — «Хочешь мира, готовься к войне» и, как это часто бывает в автостопе, именно в этот момент застопилась машина, свитер остался ненадетым, и (в который раз!) подтвердилась мудрость германского Железного Канцлера.

Это была Газель-грузовичок и ехала она аж до Рубцовска. Водитель поехал в рейс с большого недосыпа. То ли в пять, то ли в четыре утра стартовал из Рубцовска в Барнаул, сейчас возвращался, начинал ощущать свой недосып и был искренне рад подобрать автостопщика. Когда в Алейске расставались он, поняв мою сущность ВОЛЬНОГО путешественника, попробовал уговорить меня ехать с ним дальше, а для меня это означало бы радикальное изменение маршрута, и вместо Горного Алтая путешествие пошло бы по не менее интересным местам Колыванского хребта и озера Саввушка (так это озеро называют барнаульцы, на картах оно имеет название Колыванское оз.). Надо сказать, что, когда планировал путешествие, вариант проехать-пройти по этим местам я тоже рассматривал, и по некоторым причинам отложил это дело на другой раз. И от предложения водилы отказался. А парня действительно было жалко, ещё сколько там км. от Алейска до Рубцовска? Что-то около 200. А спать хотеться будет чем дальше, тем сильнее. Да и разговор у нас складывался интересный обоюдно, и многие темы были затронуты вскользь, можно и поразворачивать, короче, до Рубцовска хватило бы. Если бы не охрипли. Теперь будет ехать и по телефону без перерыва болтать по «хэнд-фри». У него, похоже безлимитный тариф, или предприятие платит. Вывод этот – из того, как он несколько раз разговаривал по телефону при мне.

Короче, по трассе А-349 (Барнаул — Рубцовск) — обычный автостоп.

Алейск, сворот налево, на Усть-Калманку и Усть-Чарышскую Пристань. Современная развязка с большими радиусами поворотов, сразу за развязкой — мост через железную дорогу (если что — это магистральная ж.д. из Сибири на Семипалатинск, и дальше в Среднюю Азию). В общем, — больше километра надо пройти пешком, пока встанешь на удобную для голосования позицию, уже за мостом. Сразу за мостом – перекрёсточек, отворачивает налево второстепенная дорога, потом – второстепенная дорога отворачивает направо, обе эти второстепенные дороги через несколько десятков метров превращаются в улочки окраины Алейска. Кстати на левой улочке есть колонка с водой, видна прямо с трассы, если что. Позиция вроде бы хорошая: какой-то стенд, то ли современный, рекламный, то ли агитационный, старорежимный, сейчас уже не помню. Помню только, что стенд был высокий, (под ним можно было ходить в полный рост, и не задумываться, что там у тебя над головой), и что постамент у стенда был монументальный, бетонный, высокий, и за счёт своей высоты — чистый, помытый дождями. Короче — идеальное место, чтобы водрузить туда рюкзак.

И вот на этом месте началось что-то странное. Сначала я там просто простоял около получаса, просто голосуя. Никто не остановился, но очень многие водители показывали жестами очень выразительно, что им было бы очень любопытно, и даже заманчиво подобрать меня, как попутчика, но это — только в том случае, если бы они все не ехали налево. А поскольку сейчас они едут налево, из этого по каким-то неизвестным для меня причинам следует, что сейчас нет никакого смысла даже в том, чтобы останавливаться и тратить моё и их драгоценное время на пустые разговоры. И ехали себе дальше, а я оставался в непонятках. Такое стояние и такое голосование начало надоедать. Лучше уж пешком идти.

Подумал, может быть позиция неудачная? Судя по карте, удачная позиция была на 4 км. дальше, за развилкой дорог: налево – на Усть-Пристань, прямо — на Усть-Калманку и Чарышское.

Тогда я решил: Засекаю время и стою еще 45 минут. Если за это время не уезжаю, — иду пешком, меняю позицию. ЛИБО: Если ещё 3 водителя сделают жест «сворачиваю налево», тогда тоже меняю позицию. Решил, что или дождусь, окончания 45-ти минутки, или дождусь, когда еще 3 водителя покажут налево.

После того, как так решил, 1 водитель (КАМАЗ) покрутил рукой, 1 показал налево, одна женщина-водитель показала, вы не поверите — направо. Я решил посчитать её и водителя КАМАЗА как одного человека, как будто показавшего налево.

Сейчас сделаю ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ.
У Вас бывало такое: когда стоишь на трассе, и говоришь мысленно проезжающему мимо водителю: «Ну тормозни, ну чего тебе стОит!»? Думаю, каждому автостопщику знакомо.
А у меня тогда, возле Алейска, началось, что я говорил (опять же — мысленно) проезжающим водителям: «Ну махни рукой налево, ну чего тебе стОит!»

Оставалось дождаться ещё одного, махнувшего налево, и я буду освобождён, и смогу отправляться дальше! Следующий водила махнул направо. Это было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Я мысленно плюнул, надел рюкзак, взял посох, и пошёл. Не прошло и километра, как остановился мужик на иномарке и в ответ на мои вопросы, берёт ли он попутчиков без денег, но с посохом, коротко и определённо сказал мне садиться. И провёз меня те самые 4 км., которые я уже намеревался пройти пешком. Надо сказать, что водила этот, судя по чертам лица и лёгким особенностям выговора, был человеком «кавказской национальности», не один десяток лет прожившим в Сибири. Сколько такого рода людей мне встречалось, и по жизни, и по трассе, могу сказать о них только хорошее, очень достойные люди.

Развилка, дорога отходит налево на Усть-Пристань, через сотню метров ещё развилка, на Усть-Калманку — прямо, направо — в какие-то деревни. Рядом — асфальтовый завод дымит-шумит. Первым делом отошёл от дороги, сел на траву, помедитировал. Когда встал, на той правой дороге, которая идёт в какие-то деревни, стоит мужик, кричит: «Эй, спички есть? Иди сюда, покурим!». Отвечаю: «Есть зажигалка, если прикурить надо, подходи сюда». Мужик был пьяный, хорошо, что мы с ним на разных направлениях голосовали. Минут через семь ещё раз подходил прикуривать. Не брали ни его, ни меня. Через двадцать минут такого голосования я подумал, что машин на трассе немного, если пойти пешком, а сзади кто-то поедет, то я услышу, среагирую: развернусь и проголосую. И я пошёл.

Скоро затих сзади шум асфальтового завода. Идти стало веселее, ушло то беспокойство, которое заставляет оглядываться назад «не идёт ли машина». Прошёл километр в плавную горку, и идти стало совсем весело: впереди открылись синие далёкие горы.

«Пусть даже так машины будут хуже останавливаться (по науке голосовать на ходу не рекомендуется), но: ИЛИ идти и слышать шум стихающего предвечернего ветерка и всё более звонкое пение птиц, и видеть впереди горы, ИЛИ — стоять, слышать шум завода и видеть дым из его трубы».

«В конце концов, я же путешествую, а не в соревнованиях на скорость участвую».

Забегая вперёд, скажу, что способ голосовать на ходу в этом моём путешествии вполне себя оправдал. Даже такое субъективное ощущение сложилось, что человека, идущего с рюкзаком и посохом, останавливающегося, услышав шум машины, разворачивающегося лицом к машине и голосующего, берут охотнее, чем голосующего на обочине рядом с лежащим рюкзаком. То есть вывод такой: максимальное удовольствие от путешествия получаешь, если у тебя лёгкий рюкзак, (или сам ты достаточно тренирован, чтобы нести свой рюкзак без напряга). Опять же, когда идёшь — видишь больше, чем когда сидишь. И ещё одно замечание: машин на трассе мало, и водители совершенно нормально относятся, если голосуешь со встречной обочины. А я частенько шёл по левой стороне дороге, потому что там другой уклон поверхности под ногами, и для моей не совсем здоровой ноги иногда эта разница в уклонах много значила (больно-не_больно).

Возвращаясь в 4 июня: Остановился местный житель, молодой парень на старенькой 9-ке и довёз до ближайшей деревни. Парень успел сообщить про себя, что работает в городе (надо понимать — Алейске), а живёт в деревне. Потом чего-то там в машине стало сильно греться, на этом наш с ним разговор оборвался, и всё его внимание было приковано к температурящей машине.

Стоять на свороте в деревню этого парня, было не очень приятно, потому что рядом в лесополосе орали ворОны. Опять пошёл пешком, и опять не прошёл и двух километров, меня посадили.

До села Чарышского, перед Усть-Калманкой (это не то Чарышское, которое — районный центр, и район этот граничит с Горным Алтаем, то Чарышское в этих местах называют «Горный Чарыш») довёз молодой мужик, ветеринар по профессии. Рассказал, что из Чарышского района в Усть-Канский зимой местные жители ездят по льду реки, а летом — не ездят (ну, то есть никак не ездят). Но дорога вроде бы есть, и сам он, когда был студентом Алтайского Сельхоза, проезжал по этой дороге вместе со своим преподавателем, будучи на практике. Ниву трактором вытаскивали.

Мост через Чарыш. На том (правом) берегу слева от моста — никакого жилья, деревья, кусты. Было бы замечательное место для ночлега, если бы не одно «но»: стая ворон в кронах этих деревьев и их крики. Спустился к реке возле моста, умылся, и пошёл дальше искать другое удобное место. От мысли пройти дальше по берегу Чарыша отказался, мотивируя своё решение тем, что вороны очень громко кричат, и идти до нормального места, где их не слыхать, придётся очень далеко. Это я ТОГДА так объяснял своё решение, сейчас я понимаю, что просто хотелось продвинуться ещё дальше за этот день, хоть на несколько километров, и ещё – слабая надежда, что повезёт и проеду ещё пару десятков километров. На самом деле (забегая вперёд) хорошее местечко (и не одно), где вороны уже совсем не мешают, находится не очень далеко: один-полтора километра. Там на берегу везде растут кусты-деревья и достаточно много дров для летнего костра, если начать их собирать, пока ещё светло. Воды, приличного качества – целая река, большая, судоходная.

(возвращаясь назад,) На ворОнах, орущих в кронах тополей у моста, впечатления этого дня не закончились.

Метров триста от моста — КП ГАИ, такой маааленький домик у дороги с большими окнами и с железными ставнями на этих окнах, в данный момент — открытыми. Стоит мотоцикл Урал с люлькой. Из гаишного домика выходит дядька лет 50-ти, типаж — «мужик из лесу вышел» и настойчиво приглашает меня садиться в люльку — подвезёт. Отвечаю, что «мне не в деревню надо, а по объездной — на выезд из деревни с той стороны», он отвечает, что довезёт меня «туда, куда мне надо».

А почему бы и нет! Хоть сколько-то попутно провезёт. Пристраиваю в люльку посох, снимаю рюкзак, и разглядывая мужика поближе, начинаю замечать, что мужик — пьяный. В это время из гаишного домика выходит гаишник, подходит к нам и спрашивает меня, знаю ли я этого человека. После моего ответа, что не знаю, что человек предложил меня подвезти, гаишник берёт инициативу в свои руки, и заканчивается всё тем, что мотоцикл уезжает в Усть-Калманку, пьяный хозяин — в люльке, гаишник — за рулём. А я двигаюсь дальше по трассе в размышлениях, что же это было?

Есть два объяснения:
Первое — мужик возвращался домой откуда-то, ну,.. к примеру, из гостей, его тормознули гаишники, завели в свой служебный домик и стали с ним разговаривать. И как-то так повернулся их разговор, что в душе у нашего героя поднялась волна ненависти ко всем гаишникам мира. И какими-то неисповедимыми путями вслед за этой волной ненависти поднялась другая волна — волна любви ко всему остальному человечеству (т.е. к тем, которые — НЕ гаишники). И, когда он вышел из гаишного домика, первым человеком-не_гаишником на его пути как раз и оказался я. По виду — путешественник (человек с рюкзаком, посохом и бородой – однозначно путешественник). Естественно, ему тут же нестерпимо захотелось подвезти путешественника туда, куда ему (то есть мне) надо. Но не судьба была.
Второе объяснение — гаишники тормознули пьяного мотоциклиста и стали думать, что с ним теперь делать. А мозг мужика лихорадочно работал над решением другой задачи: как улизнуть от гаишников так, чтобы не поймали, пока доедет до дома. И тут, О счастливый случай! Он стоит возле своего мотоцикла, а мимо идёт путешественник. Моментально в нетрезвой голове рождается план: Посадить в люльку путешественника и ехать с ним, «замаскировавшись» таким образом, «хоть на край света», лишь бы подальше от этого несчастливого места. А гаишники пусть звонят друг другу по рации и ловят всех мотоциклистов-одиночек в округе, ведь догадаться, что мотоциклист, которого они ловят, посадил в люльку пассажира, они НУУУ НИКАК НЕ СМОГУТ. Но что-то в этом гениальном плане не сработало.

Правда, есть ещё и ТРЕТЬЕ ОБЪЯСНЕНИЕ. Если рассуждать с более общих позиций, образно говоря, с более высокой точки зрения на всё взглянуть, то первое и второе объяснения друг другу нисколько не противоречат. Так что я решил, что скорее всего так оно и было, и больше об этом не думал.

Планировал на тот случай, если никуда сегодня уже не уеду, заночевать на месте пересечения объездной трассы и речки Калманки (мелкая речка, приток Чарыша). Так оно и получилось. Итак, какое оно было, место моей первой ночёвки?

  1. Ровная сухая площадка — имелась, даже несколько, чуть-чуть в разных уровнях.
  2. Вода — в речке воды много, но в это время года она мутная, земляного цвета. Впрочем, если бы у меня не было с собой запаса воды, вполне пошла бы на приготовление еды и чая.

  3. Дрова — дров вообще было совсем мало. Собрал все головёшки с пары имевшихся кострищ, маленькая чурочка, оставленная кем-то, пара сухих прутиков с кустика, ещё прошлогодней сухой травы потолще несколько стеблей, — всё в одну кучу, и дрова экономил. Даже высохшая коровья лепёшка в костёр пошла, кстати, высохший навоз хорошо горит, почти без пламени, но ровно и жарко.

  4. Защита от дождя — мост узкий, но высокий, если ветер, то от дождя не закроет. Ещё, под мостом единственная ровная площадка — крупная угловатая щебёнка, и самое главное — там проезд, дорога из деревни в луга. Короче, под мостом спать не надо!

Ночью шёл слабый дождик, закрылся полиэтиленом с головой. Где-то в самоё глухое время, когда самый крепкий сон бывает, проснулся от света. Прямо на меня светили фары стоящей машины. Откинул полиэтилен (дождя уже не было), высунул морду, машина (легковушка) поехала мимо меня, как ни в чём не бывало. Видимо водила-местный житель, катаясь ночью с девушкой, поехал по бережку под мостом (одно из немногих мест, где можно трассу пересечь). И был ошарашен, увидев на повороте рядом с дорогой в свете фар впереди что-то завёрнутое в полиэтилен и похожее на человеческое тело. А, когда убедился, что это живой человек, (а туристами в этих местах никого не удивишь,) у него отлегло, и побыстрее поехал дальше кататься, но возвращаться всё же решил другим путём, остаток ночи я проспал спокойно.

Ещё раз повторю для всех, путешествующих по населённой местности: Если собираетесь спать под мостом, то перед этим хорошо подумайте!!!

5 июня

Утром опять экономил дрова, так что даже остались, хватит ещё раз обед приготовить такому же экономному, как я. Когда уже собирал рюкзак, около 8 часов, на мосту прямо надо мной остановилась иномарка. Плотность потока была в это время около 3-х машин в час, а эта, которая остановилась — такая толстая чёрная легковушка, у которой двигатель, работающий на полной мощности, не слышишь уже за 15 метров, а музыку внутри салона слышишь за 50 при закрытых окнах. А музыка была в стиле «шансон» — хриплый голос пел про какую-то молитву какому-то богу. На секунду стекло со стороны водителя — справа опустилось, обратно поднялось, и машина уехала. Этой загадочной истории у меня до сих пор нет вразумительного объяснения. Что привлекло внимание этого человека? Он никогда не видел, как укладывают рюкзак на берегу речки? Или хотел спросить дорогу, но раздумал?

Когда шёл на то место, где к трассе присоединяется выезд из Усть-Калманки, навстречу попалось огромное стадо коров. Стадо шло по узкой (для такого стада) луговине между дорогой и деревенскими огородами, а с другой стороны от дороги, слева, были посевы-всходы. Ох, как коровам хотелось добраться до этих всходов! Видать их тут каждый день туда-сюда гоняют, и на этой узенькой луговине ничего вкусного давно не осталось, а новое подрастать просто не успевает. Для пастуха этот километр — самое трудное испытание. Потом в лугах коровы будут ограничены с одной стороны речкой, с другой — трассой с высокой насыпью, с третьей стороны — ещё чем-нибудь, а главное — такого коровьего запретного плода поблизости не будет. Так что с конём и собакой следить за стадом будет нетрудно. А здесь же трасса над лугами приподнята не сильно, и перебежать её коровам ничего не стоит, только расслабься пастух, буквально на полсекунды. Чуть-чуть помог пастуху, мимоходом шуганул одну борзую корову и вместе с ней ещё двух попутчиц уже с середины асфальта.

Место, где сходятся выезд из деревни и объездная, оказалось неудобным, удобное место в двух километрах дальше: развилка прямо — Чарышское, направо — местные деревни.

Тут посидел, отдохнул. Буквально, едва-едва спина успела обсохнуть от пота из-под рюкзака, застопился молоковоз-ГАЗончик. Довёз до Маралихи. Не сказать, чтобы разговаривали. Я спросил его, что там белеется на склонах (не на синих горах в далёкой дымке, а на склонах холмов в 5-10-15 километрах). Оказывается — снег, а я думал, что здесь ещё не так уж высоко, что это — белые камни, поля каменных осыпей, так я думал. Хотя, насчёт высоты, подождите минутку — вот у меня как раз под рукой атлас Алтайского края…

Высоты — выше 600, есть места выше 700. На Красноярских Столбах (знаю не понаслышке) на 500 оставшийся с зимы снег в начале июня — нормальное дело. Но там 1) лес и 2) на три градуса севернее. Зато здесь — западнее градусов на 15, значит осадков больше. А в эту зиму вообще снега подвалило под конец. Тогда, в машине, я первым делом подумал про снежную зиму, и спросил водилу. Он мою версию не очень-то подтвердил. Забегая вперёд, потом не раз люди говорили, что в эту зиму под конец выпало много снега, и весной был, а кое-где и продолжался в июне, паводок больше среднего. А водила вообще производил впечатление человека, мозги которого способны двигаться только по накатанным колеям, опять же, лицо помятое — видно с похмелья. В общем, похоже, более-менее интересные обоим темы были так вот быстро исчерпаны. В таких случаях я молчу и пробую медитировать.

Если медитация получилась, можешь быть уверен, человек будет благодарен тебе как раз за то, что ты молчал, не заглушил тот еле слышный за обыденным шумом звон самой тонкой струны в душе. А человеческие существа так уж устроены, что если у одного какая-то струна зазвучала, у другого — тут же отреагирует, вот именно — резонанс, это я вам, как физик говорю. Самое непредсказуемое в этом во всём, что когда у одного человека какая-то струна звучит, у другого эта же струна может быть заблокирована, ну грубо говоря, проблема радоваться не даёт, или то же самое другими словами: «рад бы в Рай, да грехи не пускают». Впрочем, теории пока хватит!

Водила ещё сказал, что недалеко от Маралихи (15 км в сторону от трассы) возле деревни Маральи Рожки какие-то особенно красивые места, рекомендовал. В другой раз — обязательно заеду!

В Маралихе первым делом залез чуть повыше на ближайший склон, помедитировал на Земле между какими-то мелкими кустиками, усыпанными меленькими цветами, ещё там клубника везде цвела!, потом попробовал разные симки в телефоне. Связь – только Би-лайн.

Кстати, сказать надо, пока не забыл: В Чарышском возле Уст-Калманки стоит огромная телевышка, метров 300 высотой (можете поверить, это вам монтажник антенно-фидерных устройств сотовой связи говорит!). И все три общероссийских оператора там прекрасно помещаются, и по всей округе (кроме ложбин, наподобие той, в которой я ночевал) у всех трёх: МТС, Би-Лайна и МегаФона прекрасный уровень связи.

Пришла СМС, что звонил товарищ с работы. Нашёл магазин, где можно заплатить за телефон. (Не карточку купить, из которых минимальная сто пятьдесят рублей, а именно заплатить хоть пятьдесят рублей, хоть ещё меньше), да! в Маралихе такое есть, проверено! А я как раз весь этот поход ужимался по деньгам где только можно было. Выйдя из магазина, тут же, на крыльце, где оставлял рюкзак и посох, (места хватало) под внимательными взглядами двух местных дедов вставил Би-Лайновскую симку, убедился, что деньги дошли и позвонил своему товарищу. Такая новость — мы в отпуске (я так понял, что в неоплачиваемом) на месяц. Осознал. Значит — воля! (на некоторое время) и попытка осуществить самый смелый план: пройти пешком вдоль Катуни между Чуйским трактом и Тюнгуром.

Всю Маралиху прошёл пешком. Это я ещё слишком буквально действовал по науке. Ничего, через несколько дней голосование посреди населённого пункта станет для меня нормальным действием! (вполне эффективным). И, ещё забегая вперёд, отпуск этот оказался оплачиваемым! Впервые за много лет. Но узнал я об этом дней через 10 после окончания путешествия.

На выезде из Маралихи трасса сразу поднимается на взгорок, стоял там недолго. Ещё не успел впитать в себя через глаза окружающие красоты, остановилась иномарка, за рулём молодой цивильный мужчина. Он довёз до Чарышского. Многое из того, что я мог рассказать, этому человеку было интересно (например про сотовую связь), и говорил больше я. В очередной раз в очередной машине для ушей очередного водителя прозвучал рассказ про план моего путешествия. И в ответ пришла неожиданная инфа: Чарышский район по левому берегу Чарыша — погранзона. Патрулируют конные наряды пограничников, местные должны при себе всегда иметь документы, а приезжие, кроме того – пропуск, оформленный на погранзаставе. Информация была совершенно неожиданной. Живя в Сибири, мы под границей всю жизнь понимали границу с Китаем и границу с Монголией. А с Казахстаном,.. ведь у нас с ними — безвизовый режим, или как это называется? Вот так! Будем привыкать, что это тоже — государственная граница. И что мне теперь делать? Ответ пришёл от того же водителя: если не хочешь рисковать серьёзно испортить своё путешествие и несколько дней потратить на выяснение отношений с властями, надо зайти на заставу и оформить пропуск. Застава находится где-то в Чарышском (слава Богу!, а то я уже представил себе, как делаю крюк полсотни километров в одну сторону, чтобы добраться до пограничников, да ещё сутки там тусуюсь, ожидая оформления). С поисками заставы оказалось ещё проще. Этот человек меня прямо к ней и подвёз. Оказывается, он сам ехал как раз на эту заставу по каким-то делам.

Самый старший по званию, присутствовавший на заставе, майор, обстоятельно со мной побеседовал. Естественно, посмотрел мой паспорт. В паспорт был вложен пакетик с симками. Поинтересовался, зачем мне столько, получил обстоятельный ответ с моей стороны, что по роду работы приходится бывать в самых разных местах. И как правило бывает дешевле купить местную симку. Опять же, к примеру в Красноярском крае есть места, где работает только ЕнисейТелеКом, вон она, симка ЕТК. На вопрос майора, сколько у меня симок, я честно сказал, что не знаю, хотя, если он хочет, могу последовательно всё вспомнить, как они у меня появлялись, и таким образом посчитать (не забирая их из рук майора), так сказать могу решить поставленную задачу в уме, потратив некоторое время. Майор не стал настаивать на решении задачи в уме. В общем в ходе беседы я проявил себя как нормальный и законопослушный человек, только с неожиданным желанием: пройти пешком из Чарышского района в Усть-Канский. Неожиданным, но при этом нисколько не противоречащим закону, если все пропуска правильно оформить. И вот уже меня подстерегала ВТОРАЯ за этот день неожиданность. Думаю, внимательный читатель уже заметил, что слово «пропуска» на этот раз я употребил во множественном числе?

Да, с документами всё нормально, вопросов у майора ко мне больше нет, я могу сейчас написать заявление на выдачу мне пропуска в погранзону, и может быть сегодня, может быть завтра моё заявление будет рассмотрено, а личность моя проверена, и тогда, если всё окажется нормально, мне выдадут пропуск, а теперь — внимание! Пропуск, который даст мне право находиться на территории Чарышского района Алтайского края. А, если я пройду на территорию Усть-Канского района Республики Алтай, то для пограничников, которые мне там встретятся, этот пропуск не будет действовать. Пропуск, чтобы находиться на территории Усть-Канского района Республики Алтай мне надо получать в погранслужбе Республики Алтай…

Итак, как теперь пойдёт моё путешествие? Я получаю пропуск в Чарышском, потом обходными (то есть не заходя в погранзоны) путями еду в Республику Алтай, получаю там пропуск на ту часть маршрута, потом возвращаюсь в Чарышское, и иду намеченный изначально маршрут? Потеряв перед этим 3-4 дня??? Ну, в-общем Вы меня поняли! А если так: еду в Горный Алтай другим, непограничным путём, например — через Солонешное, через которое собирался возвращаться, там получаю пропуск на Усть-Канский участок своего маршрута, прохожу в Горном Алтае всё, что хотел пройти, и возвращаюсь через Усть-Кан — Чарышское заранее намеченным маршрутом, только в обратную сторону, и не в начале, а в конце путешествия? А пропуск в погранзону Чарышского района получить заранее, то есть — сейчас? В этом случае потери времени на вынужденную и нелогичную извилистость маршрута составят меньше одного дня — на перемещение из Чарышского в Солонешное. В этом плане был один серьёзный изъян, и я решил высказать свои сомнения майору: «Я даже не знаю, есть ли смысл сейчас получать у вас пропуск, и делать такой маршрут:». Дальше описал ему свой изменённый маршрут, в котором по сути менялось только направление его прохождения. «Ладно, предположим я ТАК сделаю, и всё, что намечал — пройду. А на следующий год захочу повести в Горный Алтай своих друзей по этому же маршруту. И что нам, так же сначала ехать в Чарышское за пропуском, потом — делать крюк и ехать в Солонешное? Тогда этот маршрут сразу теряет для меня свой интерес, и встаёт вопрос, стоит ли вообще мне связываться с этим пропуском?» Майор понял мои сомненья совершенно правильно и одной фразой их разрешил: «Пропуск на посещение Чарышского района Вы можете получить в Барнауле.» Это было похоже, как будто в сумерках моих мозгов зажгли лампочку! Отвечаю майору: «Я принял решение: от маршрута своего я НЕ отказываюсь, попробую пройти его в обратном направлении, как Вам и рассказал сейчас, и пропуск у вас мне получить НАДО. Давайте бумагу, как там пишется заявление на пропуск?»…

Обменялись номерами телефонов, я обещал далеко не уходит, если позвонят, чтобы смог в течение часа подойти на заставу.

Пошёл на берег Чарыша. От центра посёлка спуск по улице между магазинами, кафе и сбербанком, потом — по мостику через ручей, и дальше как-то «прямо к реке», которую не видишь, но уже угадываешь. В пойме плоская низина, поросшая небольшими деревьями и большими кустами, можно сказать — саванна. Судя по всему, по выходным это — основное место для пикников-шашлыков местных жителей а в будни там коровы пасутся. Доложу вам, Чарыш в р.ц. Чарышское — большая горная река! На другом берегу — скалы, чаща непролазная. Сама река быстрая чистая и полноводная. Искупался. Глубина возле берега набирается быстро, течение сильное, если с вами будут дети, то лучше поискать какое-то другое место для купания, по крайней мере в июне. А если дети боятся холодной воды и купаться всё равно не захотят, то сойдёт. Набрал дров, разжёг костёр, сварил кашу и поставил кипятиться чай. Тут позвонили с заставы. Типа, «срочно приходите». Ну к чему такая спешка! Пообещал, что подойду через час, быстро поел, собрался, обулся. До заставы дошёл за 15 минут. В общем, не через час, а через сорок минут подошёл. Оформление пропуска много времени не заняло.

Перед тем, как покинуть Чарышское, зафиксирую полезную для путешественника информацию:
В Чарышском районе сотовая связь — только Би-Лайн.

До Чарышского идёт хороший асфальт. По дороге пересекаешь несколько мелких речек, но лучше на них не рассчитывать, никогда не знаешь, где придётся выйти, кроме того речки в это время года мутные. Если предпочитаете останавливаться на обед и на ночлег вне населённых пунктов, то

  1. лучше всего иметь всё время с собой запас воды на попить + еду сварить. А набрать воду можно в колонке в любой деревне.

  2. лучше всего иметь с собой горелку, не рассчитывать на костёр.

Адрес заставы: Чарышское, ул. Чкалова, д.25




Опубликовано: 13.10.2009

  © 2003-2017 Turistka.ru : при использовании материалов обязательна ссылка на источник    
  E-mail
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100